Мы используем куки-файлы. Соглашение об использовании
Зарубежная

Данила Савченко: «В Дубае я могу делать всё что хочу»

Беседовали Светлана Данилова и Михаил Посредников29 мая 2023 3 924
2023-08-10T08:30:05.981557+00:00
Данила Савченко: «В Дубае я могу делать всё что хочу»
Данила Савченко, генеральный директор агентства Apple Real Estate, рассказал, в чем преимущество русских в Дубае, каково быть 3626-м агентством по списку и почему лицензии не нужны ни риелторам, ни клиентам.
краткое содержание интервью:
  • Дубай — международный рынок, и конкуренция на нем очень высока. Преимущество русских агентств сейчас именно в том, что они русские: в 2022 году выросло число релокантов, которым нужна помощь с недвижимостью, т. к. на английском они не говорят. 
  • Скорее всего, в будущем дубайский рынок упадет. Несколько лет назад здесь уже было серьезное падение, и цены до сих пор не вернулись к былым показателям.
  • Порядка 80% людей, покупающих сегодня недвижимость в Дубае, приобретают ее с целью инвестиций. 
  • Русские классифайды могли бы заимствовать у дубайских много классных идей. Например, запрет на рекламу продажи недвижимости без подгрузки в систему договоров с собственником, запрет для собственников на сотрудничество более чем с тремя агентствами. Но при этом здесь намного больше фейков, чем на Циан. 
  • Лицензирование риелторской деятельности Данила Савченко считает неэффективным, потому что оно порождает базу для коррупции и лицензии просто будут покупать. Правила игры должны создавать и поддерживать профессиональные риелторские объединения.  
  • В России заметно падение спроса и в аренде, и в покупке жилья. Это связано в том числе с падением покупательной способности людей. Российский рынок очень зависит от внутренних экономических изменений: падает курс рубля — люди бегут покупать недвижимость; курс рубля растет — все наоборот. Если сейчас начнут раздавать дешевую ипотеку, люди снова пойдут покупать.  

Модераторами беседы выступили главный редактор Циан.Журнала Светлана Данилова (С.Д.) и коммерческий директор Циан Михаил Посредников (М.П.).

С.Д.: Данила, вы сейчас находитесь в Дубае. Как вам там?

Д.С.: Я живу и работаю на два города: половину времени провожу в Москве, половину — в Дубае. И уже не понимаю, где у меня туристическая поездка, а где дом.

С.Д.: Жарко?

Д.С.: Сейчас +30, и это нетипично холодно для нынешнего сезона. Говорят, погоду регулирует правительство — пытается изменить климат. Я не очень верю, что это возможно, но…

С.Д.: Просто очень много русских, и они привезли с собой погоду! По статистике местного населения в Дубае — около 10%, а остальные — так называемые понаехавшие. И вы в их числе. Как вы себя чувствуете в этой роли?

Д.С.: Люблю, когда вокруг звучит иностранная речь, поэтому здесь и сейчас — это мой рай. С коренными местными мы мало пересекаемся — они ходят в свои кафе, живут в своих районах. Это состоятельные люди, красивые женщины и мужчины, но в Дубае их действительно мало, больше — в Абу-Даби, например. В Дубае же почти все — экспаты, и я в их числе. Для меня это уже не совсем новый опыт: на заре нулевых, когда я только начинал свой путь в недвижимости, я работал именно с экспатами.

Под номером 3626

С.Д.: Ваше агентство открылось в Дубае только в марте. Не считаете ли вы, что поздновато вскочили в этот паровоз?

Д.С.: Мы не из тех, кто пришел заявить о своем главенстве на рынке и кто закрывает миллиардные сделки. Я считаю такой подход бредом сивой кобылы. К моменту нашей регистрации на рынке работало 3625 агентств недвижимости с официальными лицензиями, поэтому наше агентство в Дубае получило название «3626». 

Таким образом, мы официально признаем, что мы — новички, что мы заходим на супергорячий — даже перегретый — рынок и что мы будем работать совершенно иначе, чем конкуренты. 

У меня достаточно смелости, чтобы хулиганить и делать то, что я хочу. Благо московский бизнес продолжает приносить деньги, так что я могу себе позволить сейчас работать так, как я вижу построение бизнеса в этой сфере.

С.Д.: Да, но на рынок-то вы почему так поздно зашли — когда все уже давно к нему подключились? Некоторые российские агентства пришли в Дубай еще несколько лет назад. Выглядит, будто вы очень долго раскачивались и выбирали.

Д.С.: Понимаю. Но на фоне тех агентств, которые здесь работают по 15 и больше лет, компании, о которых вы говорите, здесь считаются такими же новичками. В их числе, кстати, есть и российские. Мы конкурируем не только с соотечественниками, а вообще со всеми: с британцами, немцами — со всем миром. Это и есть международный бизнес. Здесь правят совершенно другие законы, и весь накопленный в Москве опыт одновременно и ценен, и недостаточен — в такую мясорубку ты попадаешь!

С.Д.: Между какими локациями вы выбирали? Кажется, даже Кейптаун рассматривали?

Д.С.: Создание международного бизнеса — моя большая мечта. В сентябре я оказался на свадьбе в ЮАР. Там собралось около 80 наших общих с молодоженами друзей. Многие мужчины тогда решили повременить с возвращением в Россию, и я был в их числе. Уже через неделю я осознал, что всю жизнь мне нравились ЮАР и Кейптаун — почему бы не посмотреть, как тут устроен рынок, как работают компании и их управляющие? 

Когда я уже собирался улетать, мне написал друг из Берлина: «У нас тут бум, приезжай строить бизнес вместе». И я полетел в Берлин, где провел еще месяц. За это время я настолько проникся местным рынком, что сейчас могу разговаривать о нем часами!

А потом были Лиссабон и Бали — и там и там я провел еще по месяцу. Затем отправился в Амстердам, а за ним, наконец, в Дубай. 

Как показало мое глобальное исследование, самый сильный рынок на сегодняшний день именно тут. А еще я понял, что именно в Дубае я смогу многому научиться, чтобы в дальнейшем строить бизнес за границей.

Привычные модели не работают

М.П.: Вы говорите, что Дубай стал новым опытом и потребовал новых навыков. Каких, например? Что для вас как для гуру московского элитного рынка стало неожиданностью?

Д.С.: Проще объяснить на конкретном примере. На следующий день по прилете в Дубай (а прилетел я с другом, у которого тоже есть свое агентство) мы пошли на выставку недвижимости — аналог сочинского ВЖК. У друга были свои брокеры, которых он отправил побродить по этой выставке, осмотреться, пособирать контакты. 

А меня прямо на пороге павильона подхватил лощеный, с иголочки одетый сотрудник одного из местных агентств. На идеальном английском (впоследствии оказалось, что это индус, а я их совершенно иначе себе представлял после книги «Шантарам») он завел околопрофессиональный разговор, тоже изумительно мастерски построенный. 

Он узнал о моих интересах, спросил, как давно я приехал, потом удачно пошутил. Буквально за пару минут я в него просто влюбился! А он быстро сориентировался, что мне нужно, и направил к стенду подходящего комплекса, передав с рук на руки его сотруднику.

Притом что я представлялся клиентом, я оставался профессионалом рынка недвижимости и с огромным интересом наблюдал за их работой, за вовлечением меня в эту воронку. Выяснилось, что тот индус, сдав меня коллегам, вернулся ко входу и начал ловить следующего клиента. Фактически он выполнял роль хостес, выясняя, какой комплекс предложить каждому новому посетителю. Это все настолько отлажено, круто и четко! Ну почему мы в России такого никогда не делали?!

А теперь вернемся к моему другу, отправившему своих брокеров на поиски клиентов. После такой тщательной фильтрации на входе, мне кажется, у них вообще не было шансов! В этом примере — всё о конкуренции в Дубае. Дальше — больше: я увидел, как они размещаются на местных порталах, как они крутятся, чтобы получить звонки от клиентов, и так далее.

М.П.: И как же получить клиентов, если эти ребята не пропускают ни одного человека?

Д.С.: Быть лучше в чем-то другом! Преимущество русских агентств именно в том, что они русские. Многим релокантам из России нужна помощь с недвижимостью, но на английском они не говорят. Им гораздо комфортнее решать такие вопросы на русском. И еще замечу, что быть русским, работающим в недвижимости в Дубае в 2023 году, очень выгодно!

На днях я познакомился с одним сербским агентом, и тот вдруг заявил: «Вам так везет! Столько клиентов! Я вот сербов уже всех лично знаю, их тут по пальцам можно пересчитать».

М.П.: Похоже, одна из проблем, с которыми вам предстоит столкнуться, — в том, что вас не знают на местном рынке недвижимости. Как вы планируете с этим справляться?

Д.С.: Что же, в этом есть какой-то вызов, и это как минимум весело! В конце концов, все когда-то начинали, будучи абсолютно неизвестными рынку. Некоторые из таких компаний сегодня лидируют.

С.Д.: Есть разница между запуском агентства в Москве и в Дубае?

Д.С.: Конечно! Начиная с процедуры ведения бизнеса (что является легальным, а что нет) и заканчивая разницей менталитета. Тут мне, кстати, очень помогает опыт работы с экспатами. Притом что лично я чувствую себя как рыба в воде, я вижу, как тяжело другим руководителям бизнесов, особенно тем, кто еще и английского не знает. Я просто в восхищении, как им все это удается.

полная версия интервью:

«Я уверен, что дубайский рынок упадет!»

С.Д.: Вы не боитесь, что завтра дубайский рынок начнет падать, и вы понесете убытки?

Д.С.: Я не то чтобы этого не опасаюсь, я уверен, что так и будет! Не забывайте, что все циклично, и несколько лет назад местный рынок уже серьезно падал. Цены до сих пор не вернулись к былым показателям. Я и сам наблюдал уже три кризиса — в конце концов, мое агентство открылось в 2008 году! 

Думаю, кризис — это тот момент, когда многие неповоротливые компании схлопываются и терпят убытки, а быстрые и решительные, наоборот, зарабатывают на этом. Но ближайшие пару лет местный рынок точно будет расти, а если он и начнет падать, у меня уже есть план.

С.Д.: Какой?

Д.С.: Ключевое — это быстро принимать решения, максимально сокращать косты, но не уменьшать расходы на рекламу. Кстати, последнее — это наша отличительная особенность: все обычно стараются ужаться в этой статье расходов, и в каждый кризис рекламы наших конкурентов все меньше и меньше. А мы между тем получаем все больше и больше звонков.

М.П.: Не могу не спросить про рынок классифайдов: чем российские отличаются от зарубежных?

Д.С.: Все русские говорят, что местные (где бы то ни было) классифайды неудобны, и нужен Циан. Но, исходя из моих наблюдений по Дубаю и Берлину, есть и другие мощные классифайды — они и прекрасно работают, и отлично зарабатывают.

Более того, русский рынок мог бы почерпнуть много классных идей. Например, запрет на рекламу продажи недвижимости без подгрузки в систему договоров с собственником, как это реализовано в Дубае. 

А еще собственники могу сотрудничать максимум с тремя агентствами — это тоже стоило бы взять на вооружение российскому рынку. Но зато нигде нет такой потрясающей модерации, как в Циане, — чтобы ты пришел, и была реально чистая база. В Дубае огромное количество фейков!

М.П.: Мы не раз слышали о дубайских фейках. Только непонятно, как это сочетается с тем, что там риелторы работают по лицензии, что необходимо подгружать договоры и работать с одной квартирой можно только трем агентствам.

Д.С.: Любой запрет можно перепрыгнуть. Конечно, классифайды маркируют качественные объявления, но всегда есть клиенты, которые ищут что-то супердешевое. И всегда на их спрос будет свой ответ, пусть даже это окажется пресловутым бесплатным сыром в мышеловке.

«Бумажки-лицензии никому не нужны»

М.П.: А как вы считаете, российскому рынку нужно лицензирование и закон о риелторской деятельности?

Д.С.: Я помню период, когда на стенах офисов российских агентств висели многочисленные лицензии, как правило, купленные. Так что в лицензирование в России я не верю. При этом все настолько быстро меняется, что полученная когда-то лицензия очень быстро теряет актуальность. В итоге эта бумажка на стене ничего полезного клиенту не даст. 

Но обучаться при этом надо. И придерживаться правил тоже надо. Для этого агентства могут собраться и договориться о правилах игры. Вот это гораздо круче.

С.Д.: Мне кажется, законодательство в этом случае играет отсекающую роль: лицензирование не выпустит на рынок вчерашнего таксиста, прошедшего экспресс-курсы риелторской деятельности.

Д.С.: Вы помните рынок такси до появления «Яндекса» и «Убера»? Это был ад! Водители курили в салонах, а по окончании поездки могли выкатить вдвое больший счет, чем договаривались в начале. Теперь же есть агрегаторы, действует система оценок, и всё изменилось. Сейчас клиент не тормозит машину на улице, а вызывает такси через агрегатор, опираясь в том числе на оценку водителя. В итоге в Москве лучшее такси! 

Другие агрегаторы точно так же меняют рынок к лучшему. Я помню газету «Из рук в руки»: что там только ни выяснялось при прозвоне по объявлениям! А сейчас, с тем же Цианом, стало гораздо удобнее, да и брокеров можно оценивать — ставить галочки, если он был груб или, например, не перезвонил. Или если с объявлением что-то не так. В общем, регуляторы и агрегаторы нужны для саморегулирования среды.

Притом что российские риелторские компании сосуществуют очень органично, информационные агентства я бы запретил на законодательном уровне. Бедные приезжие студенты регулярно попадаются на обещания найти им прекрасную квартиру на Краснопресненской за 25 тыс. рублей, только заплатить за эти поиски надо прямо сейчас. 

В остальном все работает отлично и нет такой мясорубки, как в том же Дубае: российские агентства соблюдают какую-то этику, которая, кстати, и возникла сама собой, под ней никто не подписывался. 

Все понимают, что кидать друг друга не нужно, что клиенты разных агентств общаются между собой, что выгоднее сотрудничать. В России все играют вдолгую. В Дубае отношение к бизнесу иное: здесь никто не приезжает с мыслью, что через 40 лет здесь же будут гулять внуки. Все, от таксистов до юристов говорят, что приехали на 2–3 года заработать и ехать дальше. 

То есть тут игра быстрая, и правила соответствующие, не требующие построения долгих отношений. В Дубае про этику никто не думает, а правило тут одно — урвать здесь и сейчас и как можно больше.

С. Д.: С чем связано такое отношение?

Д.С.: Дубай — это трудовой лагерь: тут всё способствует тому, чтобы вкалывать и зарабатывать. На Бали, конечно, тоже люди работают. Но там они тратят на это 30% времени, а тут — 90%. Стандартная фраза новых приезжих звучит так: «Я приехал три месяца назад, но на море ходил всего два раза». При этом здесь можно качественно жить, но в первую очередь люди приезжают именно на заработки.

С. Д.: Выше вы говорили, что хотите играть здесь вдолгую и что ожидаете повторных обращений клиентов. Выходит, верите, что люди будут оставаться, жить или возвращаться?

Д.С.: Порядка 80% людей, покупающих сегодня недвижимость в Дубае, покупают ее с целью инвестиций. То есть они не планируют тут жить. Хотя Дубай всячески этому способствует.

С. Д.: Развитие Дубая иногда можно сравнить с эпохой золотой лихорадки: скорее приехать, заработать и уехать. Но нет ли тут иных сценариев? Каким вы видите Дубай через 10–15 лет?

Д.С.: Признаюсь, я не привык к планированию на 10–15 лет. Стараюсь подстраиваться под меняющиеся обстоятельства, Россия меня к этому приспособила. Это в Германии все знают, что с ними будет через 15 лет. Супердинамичный рынок Дубая однозначно будет меняться.

Аренда: не ты выбираешь, а тебя выбирают (или нет)

С. Д.: Что, если сравнить элитный рынок Берлина, Лиссабона и других посещенных вами городов?

Д.С.: Берлин отличается от многих других городов тем, что там очень много государственного регулирования. Первое — это высокие налоги при высокой зарплате (до 50%). Второе — нельзя снять квартиру, если аренда стоит больше 30% официального дохода после вычета налогов. 

То есть при зарплате в 10 тыс. евро человек получает 5 тыс. евро, а квартиру себе может позволить только за 1500 евро. Так что элитный рынок аренды Берлина очень маленький — тут мало людей с зарплатой в 30 тыс. евро (а только они по закону могут снять дорогую квартиру).

А еще собственник не имеет права сдавать квартиру по цене, по которой ему хочется. Нельзя превышать ставку, которую государство установило для района, где находится квартира. Условно, есть район Пренцлауэр-Берг, и квартира с двумя спальнями (какая бы она ни была) не может стоить там дороже 2,5 тыс. евро в месяц.

С.Д.: В общем, нет ничего удивительного в огромных очередях из претендентов на каждую новую сдаваемую квартиру. 

Д.С.: Да. Кстати, чтобы попасть на просмотр, надо заполнить анкету, в которой придется указать в том числе, почему арендодатель должен выбрать именно вас. Также потребуются одно-два рекомендательных письма от предыдущих арендодателей, выписка по зарплате за полгода. 

Собственник получает десятки таких анкет, выбирает подходящих ему кандидатов и зовет их на просмотр. С домашними животными — сразу «До свидания», да и с маленькими детьми тоже шансов маловато. То есть здесь рынок арендодателя: если тебя выбрали в качестве жильца, которому можно доверить квартиру, ты счастливчик!

На фоне такой реальности наши соотечественники выглядят нелепо, когда вальяжно просят прислать им 5–10 вариантов в таком-то районе, чтобы они «глянули на выходных».

М.П.: Где лучше развивать сегмент элитной аренды, если выбирать между Берлином, Лиссабоном и Бали?

Д.С.: Для аренды очень важно отсутствие регулирования со стороны государства. Лучше всего бизнес пойдет там, где много экспатов и где никто не ограничивает высокие ставки. Но сейчас я хотел бы сосредоточиться все-таки на купле-продаже, а не на аренде. Даже в Москве.

В России рынок динамичен, но спрос упал

М.П.: Какие тренды вы видите в последнее время?

Д.С.: Последние 7–8 лет на рынок выходит много классных квартир, в которых раньше жили экспаты, сотрудники посольств. Теперь в них живут российские предприниматели, в том числе из регионов. Выбор отличный! Рынок при этом очень динамичный: постоянно что-то освобождается, лишь бы была возможность платить.

И все-таки я вижу падение спроса и в аренде, и в покупке жилья. Это связано в том числе с падением покупательной способности людей. Российский рынок очень зависит от внутренних экономических изменений: падает курс рубля — люди бегут покупать недвижимость; курс рубля растет — все наоборот. Если сейчас начнут раздавать дешевую ипотеку, люди снова пойдут покупать. 

Рынок начнет расти, когда станут возвращаться иностранные компании, включая Китай. Спрос ведь всегда рождает ценовую реакцию.

«В Дубае я могу делать все что хочу»

С.Д.: Что вас драйвит в работе?

Д.С.: Возможность принятия решений, динамика, свобода. Мы многое сделали первыми на рынке и многое сделали не так, как все. Но вынужден признать, что сейчас в московском офисе работать в таком стиле стало сложнее. Там уже около 100 сотрудников, есть уже свои законы и правила. Быстро все не перестроишь.

Здесь, в Дубае, я могу делать все что хочу: хоть розовый логотип, хоть салатовые стены. Мы можем взять в работу любой рынок, любые маркетинговые инструменты — все что угодно! Про этот опыт я рассказываю в ТГ-канале «Последний риелтор Дубая», там уже есть выпуски, в одном из которых мы, например, арендовали KIA. Это было забавно, учитывая, что остальные машины в том же ряду были сплошь Lamborghini. Но, мы, как новички, взяли машину попроще. В этом же канале я буду рассказывать и про нетипичный Дубай: как мы открыли для себя 50-километровый велотрек, как узнали о хайкинге в горах на границе с Оманом, как встречали рассвет в палатке.

С.Д.: Почему вы решили заняться элитной недвижимостью?

Д.С.: Я очень люблю связанные с этим процессы. Если ты кайфуешь от своего дела, ты будешь успешным. Долгое время я был «амбассадором» Москвы, так как одна из граней нашей работы — помочь сориентироваться экспатам на новом месте: научить пользоваться инфраструктурой, посоветовать хорошую кофейню, перевести договоры аренды.

Многие считали Москву чем-то вроде африканского города, полного опасностей. И когда они приезжали и видели круглосуточные магазины, красивые улицы, улыбки, они просто влюблялись! Мне всегда нравилось показывать им наш город, я всегда гордился Москвой и считал ее лучшим местом для жизни.

В Дубай люди тоже приезжают с заниженными ожиданиями, а потом, когда спрашиваешь об их впечатлениях, они вдруг начинают восторгаться. Для сравнения, люди, приезжающие в Париж, могут восхищаться, но при этом умудряются находить недостатки. Это как прийти на фильм, которого очень ждал: тут и режиссер известный, и актеры отличные, и сценарий. И вот, ты взял попкорн, сел, а фильм-то не очень. А бывает наоборот: пришел на какой-то непонятный фильм от неизвестного режиссера, а он оказался просто великолепным. Вот это как раз про Дубай. 

Справка 

avatar

Данила Савченко, генеральный директор агентства Apple Real Estate

Окончил Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова. Увлекается экстремальными видами спорта и путешествиями в экзотические страны. В 2018 году номинирован на премию Ernst & Young «Предприниматель года». 

Карьера

  • 2003 год — агент по недвижимости в МИАН.
  • 2005 год — агент по работе с иностранцами в Crown Relocations.
  • 2006 год — руководитель направления релокации в Crown Relocations.  
  • 2008 год — основал агентство Apple Real Estate в Москве.  
  • 2019 год — основал компанию по релокации экспатов Mission Relocations.
  • 2023 год — основал агентство 3626 Dubai.

Разместите объявление на Циан бесплатно. Сдайте или продайте свою квартиру

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

#зарубежная недвижимость#элитная недвижимость#инвестиции#интервью#ОАЭ#новостройка#Дубай
зарубежная недвижимостьэлитная недвижимостьинвестицииинтервьюОАЭновостройкаДубай
Сейчас обсуждают
Аноним
24 мая 2024
редакцияeditorial@cian.ru